freepik_news_конкуренция

Параллельный импорт или заградительная пошлина: что для мебели полезнее?

Российская мебельная индустрия на фоне санкционных перипетий до сих пор находится на стадии адаптации. Производители примеряют на себя освободившиеся роли крупных игроков рынка после ухода западных конкурентов и всё никак не могут определиться: хорошо это или плохо, что иностранцы оставили нас в самостоятельном плавании на территории такой большой страны?

Вследствие этого возникает вопрос, что для российской мебельной индустрии полезнее: параллельный импорт или заградительная пошлина на ввоз зарубежной продукции?

Нам нужен параллельный импорт

Когда-то за такой импорт наказывали. Во-первых, нарушитель платил компенсацию правообладателю в размере от 100 000 до 5 млн рублей. Во-вторых, ввезённый товар уничтожался.

Теперь такая мера наказания в Российской Федерации действует не для всех. Ряд поставщиков может законно ввозить иностранные товары и без согласия правообладателя. Всё зависит от типа продукции, внесена ли она в разрешительный список для параллельного импорта или нет.

Истоки инициативы легализовать этот способ поставки понятны всем.  В последнее время российский рынок покинули или приостановили работу многие иностранные компании: Audi, BMW, Apple, H&M, Nike, Adidas, Zara, IKEA и прочие.

К нам перестали поступать машины, вина, сигары, предметы роскоши, ювелирные изделия, трюфели и многое другое из-за санкций Евросоюза, США и Японии. И поначалу не была ясна ситуация с промышленным оборудованием.

Отчасти поэтому мебельный сектор оказался пусть не в бедственном положении (многие закупили оборудование недавно, поддержка работала, а при случае можно было обратиться к поставщикам из Азии), но в довольно озадаченном.

Утешало то, что технологии производства отечественные мебельщики значительно отточили, и лесные ресурсы буквально рядом и в изрядных количествах (особенно благотворно повлиял запрет на вывоз кругляка с 1 января этого года). Только вот изготовление функциональной фурнитуры и станков с момента основания новой России так и не получилось отладить.

Какое-то непродолжительное время бизнес пытался приспособиться к новой экономической обстановке своими силами — потянулись сложные и длинные логистические нити, в чьих клубках впору было запутаться.

Но тут Правительство РФ узаконило тот самый параллельный импорт, за который раньше изобретательных торговцев в случае поимки штрафовали. Само собой о карт-бланше речь не идёт — всё по списку.

freepik_news_импорт

Для российских мебельщиков это обернулось ощутимым плюсом. В Приказе Министерства промышленности и торговли Российской Федерации от 19.04.2022 № 1532 «Об утверждении перечня товаров, в отношении которых не применяются положения подпункта 6 статьи 1359 и статьи 1487 ГК РФ при условии введения указанных товаров в оборот за пределами территории Российской Федерации правообладателями, а также с их согласия», который вступил в силу с 7 мая оказались разрешены техническое оборудование и его запчасти.

Минпромторг сразу поставил в список параллельного импорта оборудование для деревообработки и производства мебели, понимая, что даже имея в качестве стимула потребность удерживать отрасль и собственное дело (после ухода стратегических поставщиков), наши станкостроители и мебельщики не смогут за один год сделать то, что не смогли за пару десятилетий.

«Самое первое, что мы сделали, когда поняли, что ситуация разворачивается в ключе того, что производители и поставщики отворачиваются от РФ, мы внесли [деревообрабатывающее] оборудование и запчасти в список товаров, подлежащих параллельному импорту. Несмотря на то, что это увеличивает сроки поставки и стоимость, в конце концов, возможность привести всё это в Россию есть. Эта мера уже помогает многим нашим производителям», — отметил на выставке «Лесдревмаш-2022» заместитель директора Департамента станкостроения тяжёлого машиностроения Минпромторга России Юрий Кузнецов.

Параллельный импорт мебели разрешён: каков путь?

Следом за легализацией поставок иностранного оборудования внесли в разрешительный список и саму готовую мебель. Эксперты отреагировали на это неоднозначно. С одной стороны, речь о необходимости узаконить этот момент шла давно, с другой, российский рынок так оперативно отреагировал на изменения, начало которым положили санкции, что теперь это вряд ли поможет.

Именно в таком ключе дал комментарий директор АМДПР Тимур Итруганов в telegram-канале «Деловая пилорама». По его словам, доля мебельной продукции из стран Старого Света в России к этому моменту и так наметила тенденцию на сокращение, а импорт из Китая осуществляется в обычном режиме, поэтому введение параллельного импорта мебели едва ли сможет изменить сложившуюся ситуацию.

Но в этот момент в игру вступили представители e-commerce в тандеме с главными участниками рыночных отношений — покупателями. Торговая онлайн-площадка CDEK.Shopping от оператора экспресс-доставки СДЭК начала предлагать ассортимент товаров IKEA с доставкой из Турции, которая на фоне санкций в 2022 году стала крупнейшим хабом поставок на территорию России.

Покупательское внимание переметнулось от отечественных производителей к уже таким привычным, а главное, положительно зарекомендовавшим себя иностранным брендам. Вообще, покупки из-за рубежа русскому человеку всегда казались более заманчивой идеей, а если процесс ещё обременить разными сложностями, как в СССР, в виде наценки и срока ожидания, то «слаще конфеты» не найти.

freepik_news_карта

Тогда Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности РФ обратилась в Минпромторг с прошением ввести заградительную пошлину на ввоз мебели и сырья для её изготовления — древесных плит и фанеры — из недружественных стран в размере 60% от стоимости товара, из всех остальных государств — 10%.

Организация аргументировала это тем, что из-за санкций у компаний лесопромышленного комплекса в несколько раз выросли логистические расходы, что сильно увеличило себестоимость производства.

Кроме того, для отечественных предприятий полностью или частично закрылись важнейшие экспортные направления. В документе говорится, что данное нововведение поможет сохранить отечественным производителям 50 млрд рублей уже за первый год.

Исключение сделано лишь для продукции, которая не выпускается в нашей стране. Тимур Иртуганов пояснил:

«Некоторые позиции у нас либо вообще не производятся, либо в недостаточном количестве, поэтому лишать отечественных производителей сырья и комплектующих, а покупателей —желаемых товаров мы не хотим. Тем более, будет избавлена от пошлин мебель из экзотических или редких пород деревьев: бамбука, ротанга, тростника, ивы, а также из пластмассы».

Пошлина на ввоз мебели из недружественных стран. За или против?

Минпромторг пока не вынес вердикт на счёт практичности предложения ввести новую пошлину, взяв время подумать до 1 октября 2022 года.

А пока чиновники занимаются экономическими подсчётами и пытаются выяснить, как новшество отразится на будущности российского мебельного бизнеса, представители отрасли активно высказывают свои разрозненные мнения на этот счёт.

К примеру, руководитель департамента страхования и экономики социальной сферы финансового университета при правительстве РФ Александр Цыганов считает введение заградительной пошлины на импортную мебель и комплектующие спорной мерой, которую нужно, как минимум, тщательно финансово-экономически обосновать.

По его мнению, увеличившиеся логистические расходы и сроки поставок сами по себе служат дестимулирующим фактором. Есть опасения по поводу части фурнитуры, комплектующих и различных ингредиентов, применяемых при производстве мебельных плит, среди которых немало иностранных поставщиков и пока нет полного импортозамещения.

Целесообразнее было бы помочь мебельным производителям за счёт снижения издержек — предоставления льготных тарифов на железнодорожные перевозки мебели, дерева и пиломатериалов, льготной аренды производственных и торговых помещений.

freepik_news_подсчёты

Управляющий партнёр международной консалтинговой группы Seitenberg Кирилл Лапин заявил, что заградительная пошлина на зарубежную мебель не может быть постоянной мерой, иначе при отсутствии конкуренции рынок России существенно отстанет от актуальных тенденций по дизайну и качеству продукции.

Поделился своими мыслями по этому вопросу консультант по программе bCAD, основатель и руководитель Школы мебельного проектирования Тимур Бутаков:

«С одной стороны, так как мы занимаемся не готовой мебелью, а разработкой ПО для её производства, я не в полной мере компетентен давать однозначную оценку. С другой стороны, чисто логически, я могу сказать, что так как мы живём в глобальном мире, любые меры приводят, так сказать, к эффекту паутинки или кругов на воде, когда результаты так или иначе затронут всех».

С этим согласны и производители фурнитуры. Директор по маркетингу компании AMIX (ООО «ВДМ») Андрей Чирков сказал:

«Любые ограничительные меры имеют свои последствия. На мой взгляд, это может привести к тому, что часть позиций фурнитуры станет дороже. Это не коснётся подъёмников, ручек, петель, потому что под них есть отдельный таможенный код. А вод ряд более крупных элементов, таких как сушилки, корзинки и мебельные ножки это затронет, потому что они считаются частью готовой мебели.

Другое дело, что поток импортной фурнитуры и так снизился, например, Hettich из Германии практически перестала поступать. Но вот продукция из Италии шла хорошо, и боюсь, как бы это лишний раз не перекрыло воздух тем европейским поставщикам, которые готовы продолжить с нами сотрудничать».

Отреагировали представители производства оборудования и профильных комплектующих. Менеджер по продажам АО ЭСПЕ Дмитрий Лавров:

«Поживём — увидим. Я думаю, что всегда находятся какие-то варианты, какие-то выходы, единственный минус, что все эти ограничения неизбежно сказываются на цене. И потом с этим столкнутся и конечные потребители, которые уже снизили расходы на мебель».

Заместитель генерального директора мастерской дизайнерских столов Tohma Иван Матвеев считает:

«С одной стороны, да, мы понимаем, что эта мера в какой-то степени может поддержать российских мебельщиков. Мы, как отечественный производитель, занимаем сейчас очень неплохое положение, тем более, что наша продукция по качеству не уступает европейской, а кое-где даже превосходит, и сейчас на это стали как никогда обращать внимание.


Тем не менее, я не всегда положительно отношусь к этому термину «ответ импортной мебели». Это было бы актуально в том случае, если бы импортные производители мебели нас о чём-то спрашивали. Они просто продавали русскому человеку свой товар, точно так же, как и многие российские компании торгуют за рубежом.


Никто ни у кого ничто не спрашивает, и никаких ответов здесь, соответственно, быть не должно, потому что это рыночные отношения и работа на потребителя, который имеет право сам делать выбор в пользу импортной или отечественной продукции».

Что в действительности случится или не случится, если пошлина вступит в силу, станет известно только после 1 октября, когда Минпромторг озвучит своё решение. Мы продолжим следить за обстановкой в этом направлении.

Понравился материал?
Подпишитесь на «Дайджест мебельщика» и получайте подборку лучших статей о мебельном производстве и бизнесе каждый месяц на свою почту!